Главная страница

Неканоническое православие :

Заслуживает особого внимания тот факт, что в деле умиротворения афонских монахов-зилотов, готовых на разрыв с Церковью ради сохранения юлианского календаря, весьма позитивную роль сыграл Первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей митрополит Антоний (Храповицкий). Будучи убежденным противником календарной реформы, он вступил в переписку с некоторыми насельниками Святой Горы, постоянно призывая их к терпимости и убеждая в необходимости пребывания в каноническом единстве с церковной иерархией. Так, в одном из своих писем на Афон, датированном 1926 годом, митрополит Антоний пишет: «Я остаюсь при убеждении, что Вы напрасно терзаете свою совесть сомнениями о продолжении общения с Константинопольской Патриархией, предоставьте это дело суду архиереев, а пока он не состоялся (то есть может быть никогда), пребывайте спокойно в общении»[1]. В другом письме содержится следующее указание: «Поминайте Патриарха, но служите по старому стилю. Отделение от Патриарха и непризнание его таинств достойно канонического осуждения»[2]. После того, как к 1932 г. протест отдельных монашествующих достиг своего апогея и грозил вылиться в схизму, митрополит Антоний в своем письме резко обличал их, указывая на попранные ими церковные каноны и сравнивая смутьянов со старообрядцами-беспоповцами[3]. «Новый стиль для меня противен не менее Вашего,- писал он,- но еще противнее откол от Православия и его иерархии самолюбивых иноков»[4].

История Афона второй половины ХХ ст. была отмечена резким всплеском всеобщего монашеского недовольства активной экуменической деятельностью патриарха Константинопольского Афинагора I (Спиру) (1948-1978). В 1964 г. многие афонские монастыри подписали «Воззвание к благочестивому греческому народу и всем верующим Православной Церкви», в котором высказали свое недоверие патриарху Афинагору и заявили о готовности к прекращению молитвенного поминовения его имени за богослужением[5]. Однако эта акция не носила раскольнического характера, а явилась лишь средством выражения протеста и несогласия с внешнецерковной политикой Фанара. Тем не менее, насельники древнего монастыря Эсфигмену, во главе с игуменом Афанасием (Карапанагиоту), не ограничились бойкотированием патриарха Афинагора. Взбунтовавшимися святогорцами все Поместные Православные Церкви были объявлены еретическими в силу якобы бывшего их отступления от святоотеческих традиций. Последняя нить, связывавшая взбунтовавшийся монастырь со Вселенским Православием, была разорвана. В 1972 г. эсфигмениты вышли из юрисдикции Константинопольского Патриархата, присоединившись к раскольническому образованию, именуемому старостильным («флоринитским») Синодом Церкви Истинных Православных Христиан (ИПХ) Греции, в юрисдикции которого пребывают и до сего дня. На момент ухода Эсфигмену в раскол «флоринитский» Синод возглавлял «архиепископ Афинский и всея Эллады» Авксентий (Пастрас)[6]. В настоящее время данная раскольническая структура является самой многочисленной из десяти греческих старостильных раскольнических «Церквей» и возглавляется «архиепископом Афинским и всея Эллады» Хризостомом (Киюсисом).

С целью изучения сложившегося положения и разрешения кризиса Святую Гору посещали с 29 сентября по 11 октября 1972 г. митрополит Филиппийский Александр и с 29 сентября по 17 октября 1973 г. митрополит Ставрупольский Максим, носившие титул Экзархов (полномочных представителей) Константинопольского Патриарха[7].

Решительные меры по ликвидации возникшего раскола были предприняты Константинопольским Патриархатом в 1974 г., когда были приняты решения о лишении священного сана игумена Афанасия и выдворении его, совместно с эпитропами, секретарем и тридцатью насельниками монастыря, за пределы Святой Горы[8]. Данные постановления четко очертили грань, переступив которую своим непослушанием, руководство Эсфигмену юридически и канонически лишилось занимаемых должностей и статуса святогорских монахов[9]. За дерзкие протесты против священноначалия и открытую поддержку эсфигменитов в том же году были сняты с должностей настоятель монастыря Ксенофонт архимандрит Евдоким, настоятель монастыря святого Павла архимандрит Андрей и настоятель монастыря святого Григория архимандрит Дионисий[10]. Священный Кинот принял решение о специальном обращении к насельникам обители и о временном исключении представителя Эсфигмену из своего состава. Однако это не произвело на раскольников отрезвляющего воздействия. Из числа братии Эсфигмену был избран новый игумен Евфимий, возглавлявший монастырь в 1975-1999 гг. и продолживший курс прежнего настоятеля. Вывесив на фасаде монастырского корпуса громкий лозунг «????????? ? ???????!» («ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ!»), эсфигмениты окончательно прервали даже административные контакты с высшим афонским органом власти[11]. Впоследствии неоднократные призывы Кинота о делегировании представителя Эсфигмену для участия в совместном обсуждении проблемы всегда оставались игнорируемы.

Следует отметить, что прораскольнические настроения и нескрываемая симпатия к старокалендаризму являются достаточно распространенными на Афоне. Согласно статистическим данным, приводившимся в афинской газете «Акрополис», в 1974 г. число афонских монахов, открыто симпатизировавших старостильничеству, составляло приблизительно 300 (а по другим данным 400) человек, в то время, как общее количество святогорцев в то время исчислялось 1146 монахами[12].

Официальная позиция Константинопольского Патриархата, базирующаяся на Уставной Хартии Святой Горы, отрицает законность избрания настоятелей Эсфигмену, проводившихся раскольниками в 1975 и 1999 гг. Более того, незаконным считается и несанкционированное принятие новых членов в число братии, что на сегодняшний день, когда старые насельники уже упокоились, позволяет вполне справедливо утверждать то, что «канонических членов общежития братства Эсфигмену больше не существует»[13].

В 1995 г. эсфигмениты развернули широкую активность по достижению юридического признания и выплат экономической помощи от государства за все годы незаконного существования. Указанных выплат они добились уже в 1996 г. Наибольшего оборота их деятельность достигла после выбора в 1999 г. нового настоятеля обители архимандрита Мефодия, который в высокомерной и резкой форме заявил Киноту Святой Горы требование официального признания канонического статуса Эсфигмену и необходимости именования его самого «Игуменом Священной Эсфигменской обители»[14]. Закрытость и нерасположенность к диалогу насельников бунтующего монастыря ярко продемонстрировали тупиковость ситуации, что естественным образом выразилось в отказе их юридического признания. После того, как раскольники не смогли удовлетворить свои амбиции, ими была предпринята агитационная акция, направленная на привлечение внимания общественности к проблеме Эсфигмену. При активной поддержке масс-медиа весь мир узнал о жестоких притеснениях, якобы совершаемых Кинотом и гражданской властью Греции по отношению к афонским старокалендаристам.

Изучением проблемы Эсфигмену занялась особая экспертная комиссия в составе наиболее крупных греческих специалистов в области права. Результат юридической экспертизы был рассмотрен на Внеочередном Заседании Священного Кинота, которое подтвердило противоправность действий насельников и руководства Эсфигменского монастыря. В ноябре 2002 г. каждый насельник обители получил официальное приглашение в Кинот для того, чтобы иметь возможность выразить все свои соображения относительно сложившейся ситуации. В ответ на приглашение принять участие в обсуждении проблемы эсфигмениты помимо дерзкого отказа развернули новую информационную атаку, громко заявляя о «гонениях на веру», осуществляемых на Святой Горе. В том же году последовало особое определение Священного Синода Константинопольской Патриархии, официально объявившее всех насельников обители раскольниками[15]. На основании данного определения 15/28 декабря 2002 г. Священный Кинот принял решение о необходимости выдворения схизматиков со Святой Горы, для чего был предоставлен поименный список тех лиц, каждое из которых рассматривается не иначе, чем persona non grata[16]. Особо было отмечено нежелание насильственного осуществления данного решения, для чего эсфигмениты призывались добровольно подчиниться определению и покинуть обитель в течение одного месяца. В ответ раскольники пошли на конфронтацию, прибегая к явной лжи и подлогу при освещении событий в средствах массовой информации. После истечения отведенного времени раскольники затворились в монастыре. На встречу к ним был направлен полицейский, который должен был заверить схизматиков в том, что никакого ожидаемого ими штурма монастыря не состоится. Однако эсфигмениты во всеуслышание заявили, что штурм якобы уже начался, монастырь окружен бронетехникой, подразделениями специального назначения, что якобы началась блокада обители, в которой насельники лишены самого необходимого[17].

В 2005 г. решением патриарха Константинопольского Варфоломея на Афоне была создана легитимная община монастыря Эсфигмену, состоящая в каноническом общении с Церковью и входящая в Кинот Святой Горы, но временно проживающая вне стен обители. Данное решение обусловлено надеждой на то, что при благоприятном стечении обстоятельств новая община сможет занять отторгнутые схизматиками монастырские здания[18].

В настоящее время на Святой Горе Афон имеются последователи и другой раскольнической старокалендарной группировки, именуемой «Синодом Противостоящих» Церкви ИПХ Греции. Последователи данной юрисдикции объединены вокруг скита святого Василия[19].