Главная страница

Кальвинизм :

Основателем этого направления в протестантизме является Жан Кальвин (1509-1565). Родился он на севере Франции в семье чиновника. Обучался в Париже в Сорбонне, где изучал богословие, юриспруденцию. Хорошо знал древние языки. В 30-е годы 16 века, будучи еще совсем молодым человеком, проникнувшись сочувствием к протестантизму, Кальвин порвал с Католической Церковью. Основная его деятельность протекала в Швейцарии, где он поселился в 1536 году и возглавил реформационное движение. В Швейцарии он написал все свои основные богословские сочинения и стал вождем религиозной жизни Женевского кантона.

Кальвин был сторонником слияния церкви с государством и осуществлял эту идею на практике в Женеве. Вся жизнь женевцев была поставлена под наблюдение особого трибунала - консистории, - куда входили три наиболее известных представителя религиозной общины. Консистория осуществляла контроль как за внутренней жизнью общины, так и за внешним поведением человека посредством того, что сейчас можно назвать полицейско-доносительской системой. Практиковалось наблюдение через ставни окон за тем как люди ведут себя дома: какую одежду носят, какую употребляют пищу и в каких количествах. Одним словом, при Кальвине и после, на протяжении почти столетия, практиковался метод внешнего поддержания благочестия. До середины 19 века, особенно Женевский кантон, представляла собой весьма интересное явление. Были запрещены всякие развлечения, из храмов удалены все произведения искусства.

Разойдясь с Католицизмом, Кальвин, однако, не отверг методов католической инквизиции. В частности, сожжение на костре как метод духовного воспитания он вполне признавал. При нем был сожжен в Женеве известный ученый и астроном Сервет [1] - тот самый, который дал наименование известной Швейцарской фирме по производству часов (тогда ученые не были узкими специалистами и Сервет занимался в том числе и часовыми механизмами). Сервет был человеком весьма свободомыслящим, у него были типично возрожденческие взгляды. Методом его перевоспитания и одновременно предостережением для женевцев было избрано сожжение на костре.

Кроме Швейцарии кальвинизм распространился в Нидерландах, в Англии и в Северной Америке. В настоящее время Кальвинизм существует в трех формах.

    1. Так называемое реформатство (иногда этим термином называется Кальвинизм вообще). В таком виде Кальвинизм существует в основном в странах континентальной Европы.
    2. Пресвитерианство (в Англии и США).
    3. Конгрегационализм (тоже в Англии и США).

Кальвинизм исповедуют всего около 50 миллионов человек. Из них около 20 миллионов - в Европе, остальные в Соединенных Штатах [2].

Главные вероучительные книги кальвинизма - это “Первый катихизис” Кальвина, составленный в 1536 году, “Женевский катихизис” (1545) и “Галликанское исповедание”, которое было составлено французскими кальвинистами уже после смерти Кальвина.

Французские кальвинисты - это и есть те самые гугеноты, о которых идет речь в исторических романах. Всем известны такие деятели как кардиналы Ришелье и Мазарини (в реальной жизни, правда, не столь романтичные, как они описаны в популярных произведениях), которые боролись с гугенотами. Надо сказать, что боролись с ними успешно: их во Франции ныне значительное меньшинство.

В системе Лютера есть два пункта которые не были раскрыты с достаточной последовательностью. Первое - это учение об отношение благодати к спасаемому человеку. С одной стороны, Лютер провозглашал спасение одной верой, а с другой - не решался полностью порвать со значением добрых дел в деле спасения человека. Второе - учение о таинствах, особенно о таинстве Евхаристии. Лютер признает Евхаристию не просто воспоминательным знаком, но говорит о присутствии Христа (пусть субъективно, в зависимости от веры, но - “в хлебе, с хлебом, под хлебом”). Кальвин развил эти учения и довел их до логического конца.

В первом вопросе Кальвин исходил из той же посылки, что и Лютер: природа падшего человека совершенно искажена грехом после грехопадения, и все дела человека, даже самые лучшие, являются внутренне злыми. Кальвин учит, что после грехопадения человек потерял свободу воли, и поэтому он творит зло не свободно, а по необходимости. Много страниц в сочинениях Кальвина посвящено осуждению святых отцов (в частности святителя Иоанна Златоуста) за то, что они не учат о потере человеком свободной воли, и за учение о синергизме (соработничестве человека Творцу в деле спасения). Кальвин много и пространно пишет об этом. Ему кажется что только блаженный Августин сохранил чистоту учения о спасении благодатью.

Лютер из этих посылок не сделал конечных выводов, до которых дошел Кальвин. Лютер рассуждал так: если человек по необходимости творит зло, то спасается он только одной верой. Значит, спастись он может только одной верой, а дела в любом случае являются злом. Все, что исходит из человека, - зло; вера же - это дар благодати.

Кальвин считал, что от человека даже не зависит, принять этот дар благодати или противиться ему, так как это совершается помимо его воли. Рассуждая строго логически, из Лютеровских посылок он сделал вывод о том, что раз одни принимают веру и обретают ее в своей душе, а другие оказываются не имеющими веры, то из этого следует, что одни от века Богом предопределены к погибели, а другие от века Богом же предопределены ко спасению. Это учение о безусловном предопределении одних к погибели, а других ко спасению.

Предопределение, по этому учению, совершается в Совете Божием, на путях Промысла Божия вне зависимости от духовного состояния человека, его образа жизни. При этом Кальвин, с его холодным рационалистическим умом, доходит до страшных утверждений - по сути дела языческих или иудейских, мало соответствующих духу Христианства, которое учит о Боге что Он есть любовь. Он делает вывод что Бог есть причина зла, что зло совершается согласно воле Божией. Когда Кальвин в своем учении настаивает на том, что творцом зла является Бог, он производит впечатление человека одержимого. Эти страницы написаны с особой эмоциональностью и страстным накалом.

Вот три небольшие цитаты из Кальвина:

“Бог определяет и предписывает в Своем Совете, чтобы некоторые уже от чрева матери несомненно предназначались к вечной смерти, дабы имя Его славилось в их погибели.”

“Он (Бог) не создает всех людей в одинаковых условиях, а назначает в удел одним жизнь, а другим - вечное осуждение.”

“Бог не только предвидел падение первого человека и происшедшее через это разрушение его потомства, но и хотел этого.”.

Кальвин исходил из ложной лютеранской посылки, что человек спасается только верой и не участвует сам в деле своего спасения. И он просто договорил то, что Лютер не решился сказать: если люди не причастны к делу своего спасения, то от века одни избраны Богом, чтобы погибнуть, а другие чтобы спастись.

Кальвин рассуждал примерно таким образом:зло (или грех) является злом или грехом для человека, поскольку человеку дан закон - ветхозаветный и евангельский. А для Бога это не является злом. И приводил примерно такие аналогии: родители запрещают детям трогать чашку с медом, и если дети ее тронут, то совершат, безусловно, зло и греховный поступок; но если родители подойдут и съедят весь мед, то в этом никакого зла и греха не будет. Путем таких аналогий он ставил Бога за пределы всякой нравственной оценки, за пределы различения доброго и злого, которое он применял вообще только к природе человека. Это по сути дела страшное и антихристианское в конечных своих выводах учение.

Он ссылался для подтверждения своего учения на некоторые места из Священного Писания. Например, на послания апостола Павла к Римлянам, где есть такие слова: “Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел” (Рим. 9, 13), которые соотносятся со словами Ветхого завета (Мал. 1, 2 - 3). Кальвин так изъясняет это место в одном из своих сочинений: “Когда они, Исав и Иаков, еще не родились, не сделали еще ничего доброго или худого, дабы изволением Божиим избрание происходило, сказано было: “Иакова Я возлюбил, а Исава возненавидел, и больший будет в порабощении у меньшего.".

По учению Православной Церкви предопределение не безусловно, как учит Кальвин, а условно, то есть связано с ответом человека на дар Божественной благодати. Можно сказать, что Бог всех предопределил ко спасению. Вот как говорит Священное Писание: Бог “хочет чтобы все люди спаслись и достигли познания истины” (1 Тим. 2,4). Или послание к Титу (2, 11): “Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков”.

Кальвинисты толкуют это таким образом: Бог желает всем спасения, но все спастись не могут, поэтому Он же устрояет так, чтобы определенные погибли. Такая очевидная вольность обращения со Священным писанием свойственна всяким еретикам, сектантам или отделившимся от Церкви сообществам. Они, сами того не замечая, стараются, исходя из некоторых своих посылок, доктрин,те места Священного Писания, которые не соответствуют их учению, истолковывать вольно, фигурально, расширительно.

Предопределение - как дар благодати - дается всем, и заключается оно в том, что все люди предопределены ко спасению. Но это предопределение не является принудительным. Промыслом Божиим каждому человеку дана возможность спасения, но это именно возможность, и от самого человека зависит - ответит ли он на Божественный призыв.

“Предопределение ко спасению следует понимать как выражение непреклонной воли Божией сделать все необходимое для спасения тех, кто хорошо пользуется своей свободной волей, кто ищет благодати и свободно покоряется ей”. Это слова одного из выдающихся русских богословов 20 столетия Николая Никаноровича Глубоковского.

А вот как учит преп. Иоанн Дамаскин (Vlll век), который весьма глубоко раскрыл Церковное учение о предопределении: “Предопределение Божие есть предвидящее, но не принудительное” и “Бог все предвидит но не все предопределяет”.

Когда на православном Востоке стало известно кальвинистское учение о предопределении, то по этому поводу в Иерусалиме в 1672 году был созван Собор с участием всех четырех Восточных Патриархов: Иерусалимского, Антиохийского, Александрийского и Константинопольского. На этом соборе реформатское учение было осуждено и его проповедники преданы анафеме.

Сейчас кальвинисты не делают такого упора на предопределении, они стремятся его затушевать, убрать “на задворки” своей вероучительной доктрины. Современные кальвинистские богословы говорят о всемирном движении разума, о неких мировых закономерностях, которые даны Богом, и о том, что на путях этих закономерностей одни должны погибнуть, а другие спастись; и что ни к чему рассуждать о личном, индивидуальном грехе и погибели, так как все это - глобальные пути домостроительства Божия. Такого акцента как у Кальвина у современных его последователей нет, хотя по сути от этого страшного учения они не отреклись.

Кальвинистское учение о предопределении сыграло весьма важную роль в дальнейшей истории западноевропейской цивилизации. Каким образом? Если одни люди предопределены ко спасению, а другие к погибели, то каждый человек хочет узнать к какой части он принадлежит. Ему важно узнать это, дабы иметь уверенность в своей конечной участи. А поскольку дела не имеют значения для спасения, то с помощью доброделания определиться не удастся. Всякого рода посты, аскеза, внутренняя борьба со страстями кальвинизмом не признаются важными для спасения. Принадлежность к Церкви тоже не являится безусловным признаком. Кальвин говорил, что те, кто вне Церкви (под Церковью он, конечно, понимал союз кальвинистских общин; сейчас кальвинисты толкуют это шире: как вообще принадлежность к христианской церкви) - безусловно погибнут. Но даже если человек является членом видимой церкви, то это еще не гарантия того, что он принадлежит к тем, которые предопределены ко спасению, ибо есть церковь видимая, а есть невидимая, которая и является подлинной Церковью.

Так как же можно определить что на человеке почиет благословение Божие? По тому, с каким успехом осуществляются его мирские дела. Если его коммерческие дела идут успешно, если ему Бог дает распоряжаться многим имуществом, то это знак милости и благоволения Божия (это очевидный возврат к Ветхому Завету, когда по внешнему благосостоянию и преуспеянию человека судили о том, насколько он угоден Богу).

И получилось, что достижение внешнего, материального преуспеяния стало считаться очень важным признаком близости человека к спасению. Если до того богатство (и в Православии и в католицизме) считалось препятствием или по крайней мере очень большим соблазном и опасностью на пути к спасению, то в кальвинизме стало наоборот: ты богат, ты хороший купец, коммерсант, предприниматель - значит, на твоих делах почиет благословение Божие. Так кальвинизм дал толчок к развитию современного европейского капитализма. Это очень интересный пример того, как религиозные воззрения определяют экономическое состояние общества, а не наоборот.

В учении о таинствах Кальвин тоже был более последовательным лютеранином, чем сам Лютер. Он и здесь довел до логического завершения все то, что у Лютера не было досказано.

Допустив безусловное предопределение кальвинисты, следуя логике, должны были признать полную независимость благодати от всех внешних знаков или священнодействий. По Кальвину, таинства не имеют не только благодатного, но даже и символического значения.

Крещение, как считал Кальвин, это есть божественный знак (и не более того) принятия верующих в благодатный союз с Богом, “печать оформления усыновления верующих Христу”. В этой нотариальной терминологии сказалось юридическое образование Кальвина.

Вот еще цитата о Крещении: “Крещение дается нам как удостоверение за подписью и печатью”.

Если человек не крещен, не имеет этого знака усыновления - то он безусловно не спасен. Но в то же время, если он крещен, - это все равно не является гарантией того, что он относится к части спасаемых.

Кальвин не склонен придавать большое значение благодатной силе Крещения.

Он пишет так: “ошибочно утверждение некоторых, будто Крещение освобождает от первородного греха и от Адамовой порчи, перешедшей по наследству”.

Таким образом, Крещение, по Кальвину, не освобождает человека от рабства греху, и вся сила первородного греха, которая была в Адаме после грехопадения, остается в крещеном человеке.

В своем учении о Евхаристии Кальвин также пошел дальше Лютера. Лютер признавал что в Евхаристии соприсутствует Христос “в хлебе, с хлебом и под хлебом”, хотя ставил это присутствие в зависимость от субъективной веры человека. Согласно Кальвину люди в Евхаристии приобщаются Христа невидимо, благодатно и духовно, но это вкушение благодати не есть вкушение от Тела и Крови Христовых, а вообще соединение со Спасителем - такое же, какое бывает при чтении слова Божия. Для кальвиниста Евхаристия имеет значение только воспоминательное. Поэтому Евхаристия у кальвинистов перестала быть главной частью богослужения. Обычно она совершается не чаще, чем раз в месяц, а может и совсем не совершаться. Это считается не обязательным.

Кальвинисты, так же как и лютеране, отвергли благодатное священство. Они считают что нет необходимости в преемстве хиротонии и что священство не есть особое таинство.

Существенное отличие в том, что если Лютер стоял на позиции отделения Церкви от государства, то Кальвин был за теократию. Он считал, что пастор (выборный конечно, не благодатный) должен заниматься не только церковными но и государственными делами, совмещая роли духовного руководителя и государственного чиновника. Он настаивал на том чтобы пасторам была дана очень большая власть по отношению к общине: и духовная и внешняя власть - вплоть до применения в случае тех или иных нестроений физической силы и даже смертной казни (как и было с Серветом).

Кальвинисты отвергли все священные изображения. Если лютеране не почитая икон не признавая поклонения им, все же допускают их присутствие в своих молитвенных зданиях, то у кальвинистов нет никаких священных изображений, кроме знаков креста. Их молитвенные дома - это совершенно обычные постройки, ничем снаружи не украшенные. Внутри - ряды скамеек, темные стены, кафедра, с которой говорит проповедник - пастор, на противоположной входу стене - четвероконечный крест. И больше никаких изображений, как правило, в кальвинистских храмах нет. Сейчас иногда допускаются некоторые символы: рыба, павлин, растительные орнаменты, - но священные изображения принципиально не допускаются. В этом присутствует ветхозаветный пафос. В богослужении не применяется инструментальная музыка. Само богослужение состоит из проповеди и пения ветхозаветных псалмов или современных кальвинистских песнопений.


Примечания

[1] Мигель Сервет (15011 - 1553), высказал мнение о существовании у человека малого круга кровообращения.

[2] В 30-х годах 20 века пресвитерианство успешно проповедано американской ветвью Пресвитерианской Церкви в Карее, сегодня до 40 процентов жителей южной Кореи являются протестантами и значительная их часть - пресвитериане. (Александр Медведев)