Главная страница

Антропософия :

Антропософия — антихристианское, оккультно-мистическое учение о человеке, разработанное немецким теософом Рудольфом Штейнером (1861 —1925). Подобно своему близнецу и прямой родоначальнице, теософии, антропосо­фия представляет собой течение индоевропейского мисти­цизма, эклектический конгломерат западных и восточных религиозно-оккультных учений (Будды, по преимуществу; Лао-цзы; Гераклита; Пифагора; Гермеса-Трисмегиста; Исаака Лурье, одного из столпов Каббалы; Баалшема, основателя хасизма; Сведенборга). Антропософия как по­пытка демократизации теософии, ее рационализации и приспособления к интеллектуально-психологическому свое­образию западного и, в особенности, германского, духа является «протестантизированной индийской мудростью» и может быть определена как «теософия made in Ger­many».
Антропософия рассматривает человека как носителя «тайных» духовных сил, выявление которых строится в ней на «преодолении», «раскрепощении» традиционного Церковного христианского опыта, якобы не отвечающего мистическим запросам и интеллектуальным способностям, с которыми человечество подошло к 20 веку. Именуя себя «разумной теорией Вселенной», теософия осуществляет критический «пересмотр» всех религий, предлагая оккульт­ную трактовку христианства («христософию») через ре­ставрацию его основ, «заштампованных догматами с пер­вых веков», как писал один из неистовых приверженцев этого учения А. Белый.
Антропософия провозглашает и проповедует не Боже­ственную, а именно человеческую мудрость (греч. "????????— человек, ????? — мудрость) как выражение полноты всесторонне развитых познавательных способно­стей человеческой природы. Наиболее характерная черта антропософии состоит в заигрывании с положительной наукой. Позитивистская тенденция, выразившаяся в стрем­лении сделать антропософию «точной» наукой, «высшим» синтезом науки и религии, наложила отпечаток на стиль сочинений самого Штейнера, в подавляющем большинстве сухих наукообразных трактатов.
Для ее сторонников антропософия — единственная па­нацея, способная вывести человечество из тупика, «новое учение о спасении». Но в своем существе антропософское учение является доктриной безблагодатного самопроиз­водства спасения души при помощи своеобразной точной оккультной методики. При этом самосоздание ангела, души, свободной от страстей и пороков, покупается чело­веком дорогой ценой — ценой закрепощения духа. Антро­пософия, заменяя собой религию и Церковь, являясь не­ким круговращением религиозных систем вокруг теософи­ческого стержня, находит своих приверженцев среди тех, кто либо никогда не имел религии, либо потерял ее.
Антропософское учение (или штейнерианство) возникло в эпоху глубокого религиозного кризиса западного мира, истощения его духовных и нравственных сил. Оно было порождено временем, окрашенным апокалиптическими, трагическими тонами общего умонастроения и мирочувствования, когда почва решительно уходила у всех из-под ног. Штейнерианство получило распространение в Герма­нии накануне и после 1-ой мировой войны, найдя сторон­ников прежде всего в среде художественной интеллиген­ции Представители интеллигенции, ищущие «новой духов­ности», легко впадали в безбожный соблазн вследствие расцерковленности и болезненной утонченности собствен­ного сознания. Однако следует подчеркнуть, что основной целью создания «нового учения о спасении» из-под власти механистической, прагматически приземленной цивилизации было преодоление бездуховности «массового» челове­ка "Перекультурность" определенной части общества, выразившаяся в утере способности к различению духов и блуждании людей в поисках духовного центра своей лич­ности, и «культурное варварство» толпы оказались сбли­жены и родственны в своей духовной расслабленности, порожденной глубинным процессом апостасии
Пророк антропософского движения, Рудольф Штейнер, родился в Хорватии в небольшом австрийском городке. Получил воспитание в католической семье почтового слу­жащего. После окончания реального училища, а затем и высшего технического училища, следуя своим склонно­стям, Штейнер поступил на философский факультет Вен­ского университета На формирование мировоззрения мыслителя наибольшее влияние оказала натурфилософия Гете, непререкаемого авторитета для немецкого сознания, и идеи Ницше, отразившие глубокие метаморфозы евро­пейской культуры рубежа веков. Будучи сотрудником архива Гете в Веймаре, Штейнер участвовал в редакти­ровании и подготовке комментариев к 90-ому собранию со­чинений Гете На протяжении всей жизни Штейнер сохра­нял устойчивый интерес к трем областям познания: фило­софии, литературе, естественным наукам; явился автором большого числа книг, собрание его трудов составляет примерно 300 томов («Философия свободы», «Мировоззрение Гете», «Ницше как борец против своей эпохи», «Мировоз­зрение и взгляды на жизнь в 19 веке и др ); был редак­тором журналов («Магазин литературы», «Люцифер»). Как неординарная личность, развивающая идеи раскрытия в человеке сверхчувственных способностей, познания поту­стороннего мира, Штейнер был приглашен организовав­шейся в 1902 году немецкой секцией Теософского обще­ства принять на себя духовное руководство ею. Развил исключительно активную деятельность, прочитал сотни и тысячи докладов, написал руководства по теософии В 1907 году президентом Теософского общества, основан­ного ?.?.Блаватской, стала А. Безант, объявившая Кришнамурти «новым спасителем» человечества. В Тео­софском обществе произошел раскол. Штейнер, категори­чески отказавшийся принять этот «догмат веры», разорвал с теософским движением в 1912 году. В 1913 году в Швей­царии им было основано Всемирное антропософское общество. С момента же открытия антропософии, 1909 года, человечество, по мнению Штейнера, входит в новую,4 фазу развития Мирового Духа. В 1913 году в Дорнахе (близ Базеля) началось возведение «храма» антропософ­ской науки и антропософского искусства Гетенаума или «Свободной высшей школы для науки о духе». Проект был разработан самим основателем учения. Постройка, в которой принимали участие ученики Штейнера из раз­ных стран, сопровождалась различными магическими об­рядами. Строительство здания, символизировавшего идею полного слияния духа и материи, было завершено в 1921 году. «Храм» имел два купола, соответственно большего и меньшего размера, каждый из которых внутри был двой­ным в целях достижения лучшего акустического эффекта. Под куполами располагались залы, отделенные друг от друга драпировкой Первый предназначался для лекцион­ных занятий, публичных дискуссий, семинаров и был рас-читан на 900 мест. Во втором должны были проходить драматические спектакли, занятия эвритмических групп В первом зале было четырнадцать, по семь с каждой сто­роны, а во втором двенадцать колонн. Стены, капители колонн, фронтоны порталов были декорированы рельефа­ми, плафоны расписаны по эскизам Штейнера В глубине малого зала должна была красоваться большая деревян­ная скульптурная группа, разработка модели которой так­же принадлежала основателю антропософии. Эта скульп­турная группа изображала шествующего с поднятой кверху рукой Христа посреди склонившихся под тяжестью страдания фигур Люцифера и Аримана. Правая и левая : стороны лица Христа были ассиметричны, что якобы сим­волизировало люциферовское и аримановское влияние на Христа как воплощение синтеза всечеловеческой любви. По предсказаниям автора проекта, здание Гетенаума должно было простоять 300 лет, однако в ночь под 1923 год оно сгорело.
Какова же сущность антропософского учения, проповедуемая его создателем и адептами? Согласно антропософскому учению, первопричиной бытия и основой материального мира является духовное начало — дух. Все предметы физического мира — более уплотненные образования, состоящие из духа и души (Animus и Anima). Этот дух антропософия трактует как комплекс сознательных духовных существ, деятельностью которых определяются все явления физического мира, постигаемые человеческими органами чувств. Человек может проникнуть в сущность сверхъестественного мира, пробудив в себе деятельность заложенных в его природе «тайных», скрытых органов чувств (духовных органов, аналогичных телесным, типа «огненных колес» и «цветов лотоса»). Сверхчувственное постижение различает несколько других миров, которые можно свести к двум: миру души (астральному) и миру духа (духовному). Мир астральный состоит из того же «вещества», из которого состоят чувствования и желания человека, его страсти. Мир духовный — из того же «веще­ства», из которого состоят человеческие мысли. Согласно антропософскому учению, человек распадается на не­сколько самостоятельных сущностей: физическое тело, астральное тело (нечто, что возвращает человека из со­стояния бесчувственного глубокого сна к состоянию мыс­лящей и действующей души), человеческого «я» Штейнер предлагает семиричное дробление человеческой природы: физическое тело, эфирное тело, астральное тело, я, дух в себе, дух жизни, духочеловек. Однако это дробление имеет в своей основе троичное восприятие человека. По Штейнеру, духом управляет закон перевоплощения (реин­карнация), телом — управляет закон наследственности, душой — созданная ею самой судьба (карма).

Связь души и тела после смерти сохраняется до тех пор, пока душа не расстанется со своей привязанностью к земному бытию. Развитие человеческих органов, функция которых состоит в общении с обитателями потустороннего мира, осуще­ствляется посредством специально разработанной системы упражнений ума, воли, чувств, так сказать, особой психи­ческой гимнастики. Штейнер выстроил целую систему сту­пеней посвящения с обрядами инициаций наподобие ма­сонских. Начальные ступени включают в себя выработку эвритмии, танцы, участие в театральных мистериях, авто­ром которых был сам основатель учения. Для посвящен­ных читались особые секретные курсы.
Основная цель антропософии состояла в том, чтобы привлечь юношество к «тайному учению», воспитать в нем способность к «духовному созерцанию», делающему преж­де недоступные, сверхчувственные дали близкими и освоен­ными. В необычайно многогранной, кипучей и разносто­ронней теоретико-практической деятельности Штейнера огромное место отводилось педагогической проблематике. Именно со специфическим педагогическим воздействием Штейнер связывал будущность антропософского движе­ния. Сам пророк антропософии обладал незаурядными пе­дагогическими способностями, проявившимися блестящееще в годы его студенчества. Штейнеровский стиль «улав­ливания душ», по определению одного из русских мысли­телей, был прежде всего популяризаторский, а не апо­стольский и не артистический. Убедительная общедоступ­ность речи, умение, обращаясь ко всей аудитории, всту­пать в то же время в общение с каждым слушателем, чувствуя его настроение и основное вопрошание. Увлека­тельная всеобъемлемость содержания и врачующее душу индивидуализированное руководство, открывающее путь к сокровенному самопознанию — самые сильные стороны дарования Штейнера. Воспитательная система Штейнера строилась на следующих педагогических принципах. Чело­век рождается три раза. Первый раз —это выход из утро­бы матери, когда начинается самостоятельное бытие физи­ческого тела; второй — приблизительно в семь лет, с прорезанием коренных зубов, когда в самостоятельную жизнь входит эфирное тело; третий период, наступающий с поло­вой зрелостью, связан с самостоятельным бытием астраль­ного тела, причем в первый период воспитание осуще­ствляется главным образом через подражание ребенка окружению. Здесь определяющее значение имеет духовно-душевный, практический пример.
Во втором периоде основ­ное значение приобретает преклоняющееся повторение. Главная педагогическая задача состоит в развитии способ­ности к благоговению и уважению, осуществляемым не столько через рассудочно воспринятое правило, сколько через внутренне созданный и пережитый положительно-прекрасный образ. Важное значение приобретает включе­ние ребенка в художественную деятельность, развиваю­щую богатую гамму чувств (фундаментальный принцип штейнерианской педагогики — «художественное предше­ствует интеллектуальному»), а также тренировка всех ви­дов его памяти. В третьем периоде доминирующая за­дача — выявление чисто интеллектуальных способностей. При этом критерием правильности педагогического метода является внутреннее состояние, самоощущение воспитан­ника, которое может быть им выражено словами: «Я чув­ствую в себе растущую силу».
После цикла лекций по педагогике, прочитанных р. Штейнером в Базеле и Штутгарте в 1919 году, была основана так называемая вальдорфская школа. Инициа­тива ее создания принадлежала рабочим табачной фаб­рики «Вальдорф — Астория» (отсюда и название) во главе с ее директором. Характерно, что вальдорфская педагогика всегда «вырастает снизу, а не строится сверху». В ответ на предложение о создании школы для воспитания и образования детей рабочих этой фабрики Штейнером были определены основы обновления школьного образова­ния. Отметим, что Штейнер создал немалое количество трудов, собственно педагогических, в узком смысле слова Это примерно 25 томов. В настоящее время название вальдорфская педагогика усвоено мировым культурно-образовательным движением, ставящим своей целью вос­питание нового — «эзотерического человека», с новой телес­ностью и новой духовностью. При этом «свободные вальдорфские школы» (или школы Штейнера) принципиально не являются «школами мировоззрения», то есть не ориен­тируют в сторону конкретной традиции миропонимания, исходя из своего фундаментального принципа: «свободное самоопределение ученика». По существу вальдорфская пе­дагогика, строящаяся на основе штейнерианства, стремит­ся утвердить альтернативу традиционной педагогике, вос­питать граждан будущего «мондиалистского сообщества», объединенного «антропософской церковью», заменяющей собой все религии, безбожной, антихристианской. Сегодня во всем мире насчитывается около 500 школ, положивших в основу учебно-воспитательного процесса антропософское учение, и сотни детских садов. В России вальдорфская педагогика и ее идеи получили распространение во время «перестроечной волны». Новизна и свежесть запретного плода, отдельные яркие и привлекательные черты штейне­рианской воспитательной системы оказались для некото­рых педагогов-энтузиастов и родителей-экспериментаторов непроницаемым барьером, закрывшим сущность целого, общее духовное содержание антропософии, ее исходные постулаты и конечные цели.
На русской почве антропософия со времени своего воз­никновения нашла сторонников в лице таких крупных фигур «серебряного века» как Андрей Белый, Максими­лиан Волошин, Василий Кандинский. Это свидетельство­вало не только о размытости их индивидуально-личност­ного национального самосознания, но и о духовной бо­лезни русской культуры в целом, пренебрегавшей заве­тами Святой Руси, Святого Православия. Типично русский штейнерианец—«существо, которое создалось или вслед­ствие огромнейшего недоразумения или, при наличии пол­ной сознательности, вследствие крайнего отчаяния и всяческой усталости» (Э. Метнер). Самым ярким последова­телем Штейнера в России был Андрей Белый, в русской философии и в русском миросозерцании — характерный выразитель кризиса «рубежа», человек, в сознании кото­рого отсутствовали все «привычно консервативные пласты духа и опыта — он был существом крылатым, но лишен­ным корней» (Ф. А. Степун). В период своего обращения в антропософскую веру А. Белый «во многих отношениях подошел к краю» (Вяч. Иванов). А. Белый, живя долго за границей, познакомился со Штейнером в 1912 году. В течение трех лет, с 1913 по 1916, слушал его лекции, участвовал в театральных мистериях, эвритмических за­нятиях и медитациях, возведении Гетенаума. Свое востор­женное преклонение перед учителем духа и жизни А. Бе­лый выразил в панегирической поэме в прозе «Воспомина­ния о Штейнере». Вместе с тем сущность антропософского учения была глубоко понята, философски проанализирована и обнаро­дована представителями русского национально укоренен­ного и духовно ответственного культурного слоя. В своей книге «Размышления о Гете. Кн. 1. Разбор взглядов Штейнера в связи с вопросами критицизма, символизма и оккультизма» (М., 1914) Э. Метнер пишет, что антропо­софия находится в противоречии с творческой философией, которая служит Премудрости, самоотверженно отыскивая истину, устремляясь к ней как к идеалу. Оккультизм же что-то сдвигает в жизни, в понятии о ней, в ее устроении в угоду найденной им истине. Антропософия совсем ли­шена апокалиптических и социально-трагических момен­тов. (Штейнер явился также и автором социальной уто­пии, созданной им в 1919 году под значительным влиянием «Государства» Платона). Ее антихристианский яд со­стоит в том, что она закрывает путь к Духу, к единой и вечной Истине, подменяя этот путь «психической гимна­стикой», дающей ощущение внутреннего света и спокой­ствия, безмятежной самозамкнутости. Ответ А. Белого Эмилю Метнеру занял более трехсот страниц, на которых уязвленный неофит выступил как безаппеляционный апо­логет штейнерианства. В 1917 году А. Белый издал книгу «Рудольф Штейнер и Гете в мировоззрении современно­сти. Ответ Эмилю Метнеру на его первый том «Размыш­лений о Гете». В предисловии А. Белый подчеркивал, что мысли Метнера — «симптом назревающей и продолжитель­ной схватки огненной эвритмической мысли с деревянного ее мертвизною». Этот труд А. Белого вызвал резкую от­поведь православного русского .мыслителя И. А. Ильина, близкого друга Э. Метнера. Ильин и его культурный круг, в корне отличаясь от столь модного в начале века в Рос­сии философско-эстетического ренессанса, не могли не осо­знать, что «новая духовность», прославлявшаяся его пред­ставителями, есть не что иное как подтачивание и рас­пыление фундаментальных духовных опор русского бы­тия. Книгу А. Белого философ охарактеризовал как «по­стыдное явление», «порождение личной злобы и личного бессилия», обнаруживающее со всей очевидностью, что такое «катарсис» души, который осуществляется под ру­ководством Рудольфа Штейнера», курсов которого, по при­знанию А. Белого, «нельзя безнаказанно слушать». «По­истине: «по плодам их узнаете их».