Электроудочкам и сетям НЕТ !!!

Корюшка .

     
Эта небольшая рыба, бесспорно, самая популярная в северо-западной России. Корюшка и снеток принадлежат к особому роду (Osmerus) семейства лососевых, который отличается довольно большим ртом, более длинной нижней челюстью, многочисленными зубами и очень нежной чешуей; спинной плавник начинается не впереди брюшных плавников, как у сигов и хариуса, а позади; боковая линия неполная. Обе рыбы отличаются друг от друга почти только величиной, и последние исследования Кесслера доказали положительно, что они принадлежат к одному виду. Тщательно сличая между собой корюшек и т.н. снетков из очень многих озер, наш известный ихтиолог пришел к убеждению, что нет возможности удовлетворительно отличать их между собой. По мнению прежних исследователей, корюшка, кроме величины, отличается от снетка своими зубами, менее выдающейся нижней челюстью, менее сжатой головой, относительно меньшими глазами; но профессор Кесслер убедился, что признаки эти весьма изменчивы и непостоянны. Даже величина корюшки обусловливается величиной и глубиной бассейна, и в каждом озере эта рыба имеет особые, более или менее характерные приметы. Нет никакого сомнения, что снеток есть не что иное, как выродившаяся корюшка - первоначально исключительно морская рыба, что доказывается ее наибольшей длиной в Финском заливе. Уже в Онежском озере корюшка мельче, чем в Ладожском, а в других озерах бывает еще мельче и часто называется снетком. Живая корюшка очень красива. Спина у нее буровато-зеленая, несколько просвечивающая, так как спинные чешуйки не выложены внутри серебристым пигментом; бока серебристые с голубым отливом сверху и снизу; эта серебристая полоса бывает то шире, то уже, то более или менее блестяща (смотря по местопребыванию), начинается от жаберной крышки и, постепенно сужаясь, тянется до основания хвостового плавника: у молодых ее вовсе не бывает. Этот серебристый цвет боков зависит от пигмента, отложенного в самой коже, под чешуями. Брюшная плева тоже серебристая, а на внутренней стороне жаберной крышки находится отложение черного пигмента в виде более или менее густых пятен. Плавники корюшки беловатые, но бывают то светлее, то темнее. Самцы отличаются от самок более выдающейся нижней челюстью, а во время нереста - большим количеством бородавочек на голове и нижних парных плавниках. Величина этой рыбы незначительна: чаще корюшка бывает длиной от 15 до 29 см и в редких случаях достигает 25 см. Корюшка водится в северных морях Старого Света - Ледовитом, Белом, Балтийском и Немецком. Это главное ее местопребывание, но, кроме того, она встречается в очень многих больших и глубоких озерах северо-западной России и Швеции. У нас она всего многочисленнее в Финском заливе, откуда весной входит в несметном множестве в Неву и Нарову. Затем она весьма обыкновенна в Ладожском озере, где отличается от морской более темным цветом, в Онежском и весьма многих смежных с ним озерах, также в Чудском и Псковском озерах. Корюшка водится также и в некоторых озерах Курляндской губернии и заходит весной в р. Пернову Лифляндской. Кроме того, она держится в большом количестве в устьях Северной Двины. Корюшка ходит всегда очень большими табунами. Обыкновенно она живет на глубоких песчаных местах миря или озера, но для метания икры вступает в реки, хотя редко поднимается по ним очень высоко и избегает быстрого течения. Пища ее состоит из различных мелких животных, исключительно небольших рачков - дафний, циприсов, циклопов, но крупная корюшка едва ли не исключительно кормится молодью других рыб или даже собственной; на хищность этой рыбы указывают и острые зубы ее. По Кесслеру, эта наклонность крупных рыбок к пожиранию мелких рыбешек своего же племени замечается в особенности в таких озерах, где нет другой более подходящей пищи, напр. в Валдайском озере. Корюшка весьма прожорлива, и случается находить в желудке 18-сантиметровой рыбы 13-сантиметровую. Вероятно, корюшка питается весьма разнообразными животными; этому следует приписать то обстоятельство, что в редкой невской корюшке нельзя не найти в плавательном пузыре (сообщающемся с пищеводом) несколько штук, а иногда десятков крупных глистов. Эти рыбки отличаются от всех видов сем. лососевых своей живучестью: будучи вынуты из воды, они остаются живыми по целым часам, вероятно оттого, что под жабрами находятся две небольшие полости в виде мешочков, в которых может сохраняться вода. В противоположность сигам, корюшка нерестится весной, в конце апреля или в мае, смотря по местности и погоде; в это время самцы покрываются сверху шероховатой белой пленкой. В северной Германии она поднимается в марте и апреле из глубин моря (Балтийского и Немецкого) в верхние слои и входит в реки, поднимаясь по ним довольно высоко - до среднего их течения. В Неву корюшка входит из Финского залива немедленно по вскрытии реки, не поднимаясь, однако, по ней очень далеко, и начинает метать икру, когда вода несколько потеплеет - в мае, иногда даже, при холодной погоде, в конце этого месяца. Вероятно, причиной сравнительно позднего нереста ее служит здесь низкая температура невской воды, обусловливаемая ходом ладожского льда. По ла Бланшеру, корюшка нерестится при температуре воды в 8-10° Цельсия. В Онежском озере ход корюшки в губы и устья рек начинается подо льдом, в конце апреля; в Вытегру, напр., она идет в течение 4-5 дней, или, вернее, ночей. Корюшка избегает быстрины, придерживается более песчаных берегов и, выметав икру, вскоре возвращается обратно. За стадами корюшки идут хищные рыбы - щука, палья, налим, также сиги, хариус и особенно колюшка - истребители ее икры. Желтоватая икра эта, сравнительно с икрой сигов и лососей, очень мелка (1 мм) и многочисленна, так как в рыбе средней величины насчитывают около 50 0000 икринок. По ла Бланшеру, они прилипают к песку, и рыбки выклевываются через 5-10 дней; последнее вряд ли справедливо. Молодь держится в верхних слоях воды и растет очень быстро, так что в августе достигает 7,5 см. По Борне и Яреллю, молодая корюшка в это время скатывается вниз к устьям и держится здесь некоторое (?) время, то загоняемая в реку приливом, то отбрасываемая отливом в море. Главная ловля корюшки производится во время весеннего ее хода: в Неве - особыми сетками - мережами, в Онежском озере, в устьях рек, - большими неводами, а в реках - сетями, растянутыми на ряде кольев, которые вбиваются, начиная от берега, не поперек реки, а под острым углом. В Ладожском озере, кроме весеннего лова в реках, после их вскрытия, корюшку ловят и летом (в северной части озера) большими неводами. В Белом море главная ловля этой рыбы производится в начале зимы - до Нового года, около берегов трехстенными сетями (длиной до 3 ми не более 1,5 м шириной), в которых она запутывается. Кроме того, по берегам Белого моря значительное количество корюшки добывается ужением, которым занимаются здесь преимущественно женщины, старые и подростки. Удят корюшку по льду, почти в течение всей зимы, но главным образом в феврале и марте. К короткой (около 27 см ) и узкой (4 см) дощечке (клещице), заменяющей удилище, с вырезками для наматывания лесы, привязана волосяная леса 4-6 м длиной с свинцовым грузилом длиной 7 см и диаметром 1,5 см. Сквозь нижний конец грузила продевается "перевесло" - проволока (или тонкая железная палочка) 13 см длиной, к концам которой привязаны на волосяных поводках (тоньках) 13 см длиной довольно большие крючки без загиба (т. е. жало и стержень в одной плоскости) и с жалом, отогнутым наружу. Иногда перевеслом служит само грузило, которому придана форма пологой дуги; в этой свинцовой дужке (привязываемой посередине) проделывается от 3 до 5 дырочек, в которые продеваются тоньки с крючками. Насадкой служит небольшой кусок рыбы (наваги, корюшки, мелкой сельди, вьюна или сижка);наживленные крючки опускают через прорубь (до 36 см диаметром) так, чтобы они стояли в полводы (корюшка держится на большом расстоянии от дна), и кладут клещицу поперек проруби или прижимают ее рогулькой, воткнутой в снег. Обыкновенно в одну прорубь спускаются две лесы. Время от времени, подергивая за клещицу, рыболов узнает, попалась ли рыба; в последнем случае быстро вытаскивает леску и ударом маленькой палочки по голове или просто ударом об лед высвобождает крючок и снова опускает леску в прорубь. Таким же способом удят (с февраля) корюшку и в южных частях Ладожского озера (на куски корюшки же), здесь при хорошем лове удается поймать до 300 штук в день. У нас охотники-рыболовы, кажется, нигде не занимаются ужением корюшки, вероятно, по той причине, что ее можно ловить только в море. Но в Германии и в Англии, где корюшка дольше держится в реках и дальше заходит в них, ужение это довольно распространено, хотя, за своею легкостью, не пользуется особым уважением. В устьях Темзы ее удят в большом количестве с плотов, доков, кораблей с середины июля до конца ноября, главным образом летом, на глубине не менее 2-2,5 м маленькой удочкой с поплавком и несколькими крючками (№ 8-9), привязанными к леске на коротких поводках на расстоянии 23 см. Насадкой служат черви, куски раков, крабов, морская мокрица (Asellus aquaticus), но лучше всего берет корюшка на кусочки угря, вырезанные из брюшной части. При поклевке поплавок ложится на воду, и в этот момент надо подсекать быстрым и резким движением. По Алькену, в Германии ловят корюшку (в море и речных устьях) с июля (по Борне - с июня) по декабрь на короткие крепкие удилища с тяжелым поплавком и длинной бечевкой с грузилом на конце и 10-12 (и более) крючками, привязанными, как сказано выше, всего лучше, однако, на поводках из щетины. Грузило должно касаться дна. На крючки насаживаются преимущественно куски рыбы (угря, корюшки) величиной с ноготь, причем нет надобности закрывать крючок, так как корюшка берет очень жадно: при хорошем клеве иногда в несколько минут (?) выуживают 60-70 штук. Иногда удят корюшку без поплавка, беспрестанно опуская и приподнимая леску, так как клева ее не слышно. По своей необыкновенной живучести корюшка служит превосходной насадкой для ловли всех хищных рыб. Несмотря на то, что количество корюшки, добываемой на севере и северо-западе России, весьма значительно, рыба эта не имеет такого важного промыслового значения и такого обширного сбыта, как снеток. Большей частью она поступает в продажу свежей, и ценность ее сравнительно с ряпушкой весьма незначительна. Мясо ее очень нежно и вкусно, но имеет специфический запах, похожий на огуречный, который усиливается во время нереста и многим не нравится. Запах этот, однако, исчезает после копчения. Коптят корюшку, впрочем, редко по причине ее дешевизны: большую часть летнего улова в северной части Ладожского озера сушат в печах, причем из 48 кг свежей выходит 16 кг сушеной рыбы. Из всех лососевых рыб корюшка самая неприхотливая и легко может быть разведена во всяком значительном озере, имеющем достаточную глубину и довольно холодную воду. В Англии, по словам Борне, эту рыбу содержат даже в прудах (вероятно, ключевых), и там она очень быстро сильно развивается. Всего выгоднее было бы разведение корюшки в озерах центральной России, в которой она имеет довольно значительную ценность.